Монашество



Александра (Парфёнова)

  
Ф.И.О.:  Парфёнова Наталия Борисовна
  
Сан:  монахиня

Церковная принадлежность

Русская Православная Церковь Заграницей

   
  

 
Биография

Рано утром на второй день Рождества Христова, в праздник Собора Пресвятой Богородицы и святых Богоотцев, упокоилась наша сестра монахиня Александра, в миру Наталия Борисовна Парфёнова. Мать Александра последние годы несла послушание монастырской библиотекарши и была известна многим паломникам нашей обители своим даром сострадательной любви и умением выслушать и утешить. Её монашеская биография достаточно обыденная и скудная: поступила в Леснинский монастырь 18 сентября 1983 г., пострижена в рясофор в день празднования Леснинской иконы, 2 октября 1988 г., в малую схиму 6 ноября 1996 г., с наречением имени Александра, в память новомученицы Царицы Александры. Но эти 22 года монашеского подвига были завершением и кульминацией сложного жизненного пути и долгих поисков истинного смысла жизни. Мать Александра родилась 6 июня 1921 г. в Киеве. Хотя она была крещена в младенчестве, религиозного воспитания не получила и была далека от Церкви. Обратила она внимание на религиозную жизнь родного города только во время немецкой оккупации, когда началось массовое открытие храмов. Впоследствии мать Александра вспоминала, что сподобилась быть на первой службе в пещерном храме вновь открытой Киево-Печерской Лавры. Училась она на биологическом факультете, так как всю жизнь страстно любила всё живое: не только людей, но и растения, птиц, рыб, насекомых, зверей. Как многие учёные, она через познание твари постепенно начала познавать и Творца. К концу войны семья Наталии Борисовны перебралась на Запад, в Германию, в среду русских «Ди Пи» – перемещенных лиц. Началась нищенская, голодная, скитальческая послевоенная жизнь беженцев, в бараках по разным временным лагерям, с угрозой выдачи и насильственной репатриации в Советский Союз, без всяких перспектив на будущее. В эти годы Наталия Борисовна пришла к сознательной вере и началось её постепенное воцерковление. Она всегда с благодарностью поминала покойного архиепископа Нафанаила (Львова; + 1984 г.), проповедовавшего среди этой второй волны русской эмиграции, и подаренное им Евангелие хранила до конца жизни. В эти же годы она вышла замуж за Сергея Тарасова и вскоре родила дочь. Второй ребеночек, сыночек, скончался в младенчестве. Вслед за мужем Наталия Борисовна вступила в русскую патриотическую антикоммунистическую организацию НТС, и в рядах этой организации протекла вся её последующая профессиональная жизнь: Наталия Борисовна стала сотрудником редакции «Граней», а в течение 20-и лет, с 1962-1982 г., – главным редактором этого журнала литературы, искусства, науки и общественно-политической мысли, практически единственного свободного массового литературного журнала на русском языке в годы холодной войны. Вначале журнал печатал авторов русской эмиграции, но к концу 50-ых годов начали появляться рукописи из СССР, выходящие за рамки советской цензуры. Как заметил один из сотрудников журнала, список авторов у Наталии Борисовны звучит как энциклопедия советской литературы: Солженицын, Войнович, Максимов, Владимов, Гроссман, Шаламов, Стругацкие, Горбаневская, Окуджава, Галич... Всего за те годы из СССР было вывезено около полутора тысяч рукописей и документов. Одновременно протекала типичная русская эмигрантская жизнь того времени: участие в приходской жизни Франкфуртского храма и первые шаги в духовной жизни под руководством настоятелей протоиереев Леонида и Димитрия; участие в русской молодежной организации ОРЮР; второй брак с Михаилом Парфёновым, воспитание детей (трёх дочерей), а потом и внуков. Как и «первая любовь» к природе и животным, «вторая» к литературе постепенно вела Наталию Борисовну к познанию Источника всего подлинного творчества и искусства, и с годами служение твари и творчеству стало недостаточным; хотелось посвятить себя Самому Творцу. Наталия Борисовна совершила два паломничества на Святую Землю, впервые побывала в Леснинском монастыре, и начала думать о монашестве. Уход в монастырь стал возможным после смерти второго мужа и выхода на пенсию. «Какая вы счастливая», – сказала ей на прощание писательница Юлия Вознесенская, – «в вашем возрасте люди заканчивают свою работу и отправляются на пенсию, растить цветочки и клубнику, а вы, сделав самый серьезный, самый солидный в мире русский литературный журнал, вдруг начинаете новую судьбу – да какую!» Несмотря на возраст, сестра Наталия начала монастырскую жизнь рядовой послушницей и прошла все послушания и «черные» работы: кухню, трапезную, уборки, садовые работы. Помню, как недоумевали её старые друзья и бывшие сотрудники, повстречав её выходящей с кухни с помойным ведром, весело помахивающей шваброй. «Наташа, а ты бы не могла здесь работать в библиотеке, или в канцелярии, скажем?» – взволнованно спрашивали они. Послушница Наталия научилась читать на клиросе, углубилась в богослужебные тексты. Особенно она полюбила Псалтырь, и мы читали над ней заупокойную псалтырь, по книге, которая вся разрисована и исписана заметками по полям и между строками. Много читала и святоотеческой и аскетической литературы. Любимейшим её духовным писателем стал свят. Григорий Богослов, и знаменательно, что она скончалась в рождественский период, когда Церковь постоянно поёт «Христос Раждается, славите...», слова, взятые из Послания этого святителя. Не всё всегда шло гладко в монастырской жизни сестры Наталии. Пылкой, увлекающейся, привыкшей к своему расписанию и своим порядкам, ей не всегда было легко подчиниться, смириться, не действовать по своим соображениям, а послушаться и смолчать. Встречалось непонимание, бывали ссоры, конфликты, обиды. Не все понимали её любовь к природе и животным. Но с годами все полюбили мать Александру за ту же пылкость и горячность – качества, которые в сущности были выражением её горячей любви к Богу и людям. Это у неё всегда, во всём стояло на первом месте, и это и в последующие годы привлекло к ней столько паломников и посетителей нашего монастыря. Сама прожившая непростую, и как ей виделось, не во всём правильную жизнь, на опыте зная все трудности эмигрантской жизни, проблемы семьи и воспитания детей, сама пережившая развод, смерть ребёнка, много болезней и неудач, она умела не просто послушать и посоветовать, но была готова поделиться своими личными переживаниями и ошибками и дать понять, что и для «простых» людей, а не только для «монашек» и «духовных», выход всегда находится в Церкви Христовой: в молитве, в участии в таинствах, в стремлении познать волю Господню и в жизни по Его заповедям. Мать Александра считала свои последние годы самыми счастливыми и важными в своей жизни. Часто жалела, что пришла в монастырь не в молодости. Возмущалась, когда просили её рассказать или написать о годах работы в «Гранях», настолько это стало для неё «прошлым» и второстепенным в её жизни. Болела она много и о смерти думала часто и сознательно готовилась. Она боялась стать обузой для сестёр и молилась о том, чтобы скончаться в монастыре, после Причащения Святых Христовых Таин. Господь услышал её молитвы. Вместе со всеми сестрами поговев и причастившись в рождественский сочельник, она радостно встретила праздник, поздравляла Матушку Игумению, сестёр и паломников. Рано утром на второй день праздника она тихо и мирно скончалась. Возле неё лежал монашеский правильник, а правая рука лежала на груди, протянутая для крестного знамения. И хотя мы знаем, что она вернулась в «Объятия Отчи», нашим сёстрам и её родным и монастырским паломникам очень будет не хватать её познаний и опыта, а также её уюта, добра, тепла и ласки.
Вечная тебе память, достоблаженная сестра наша, приснопоминаемая!
(Монахиня Евфросиния http://www.russianorthodoxchurch.ws/01newstucture/pagesru/novosti2006/numalexnecr.htm)

Web-дизайн и ПО © Кирилл Щерба, Kirsoft Inc., 1996-2014
Все права © Благотворительный фонд "Русское Православие"