Архиереи



Гедеон (Балабан)

  
Ф.И.О.:  Балабан Григорий Маркович
  
Сан:  епископ

Церковная принадлежность

Русская Православная Церковь

   
  

 
Биография

Гедеон (Балабан Григорий Маркович), епископ Львовский и Каменец-Подольский.
Родился в 1530 г.
С 1566 г., будучи светским, помогал своему отцу, епископу Арсению, в управлении Галицко-Львовской епархией.
В 1569 г. (по Строеву в 1570 г.), по смерти отца, хиротонисан во епископа Львовского и Каменец-Подольского.
Скончался 10 февраля 1607 г.
Епископ Гедеон происходил из старинного западно-русского рода, давшего в 15-16 веках несколько борцов за Православие против католичества и униатов. Таким борцом был и его отец еп. Арсений (в мире Марк), около 20 лет управлявший Львовской епархией.
Жизнь и деятельность самого еп. Гедеона можно разделить на два периода: до Брестского собора 1596 г. и после него.
Первый период проходил главным образом в начатый еще при его отце борьбе за свои имущественные и иерархические права против Львовского Успенского братства и его покровителей за обладание Уневским и Онуфриевым монастырями.
Во второй же период еп. Гедеон становится ревностным и самоотверженным защитником Православия в Юго-Западной России. Киевский митр. Михаил Рагоза, а затем собор 1590 г. в Бресте и Константинопольский патриарх решили спор между епископом и братством в пользу братства и признали, что оно должно быть свободно от власти Львовского епископа и подчиняться только митрополиту. Еп. Гедеон обратился к королю с просьбой назначить комиссию для пересмотра этого дела, после чего митрополит с ведома патриарха объявил его лишенным сана и кафедры, как не подчиняющегося ни митрополиту, ни собору, ни патриарху и представившего чисто церковное дело на суд светской власти. Проф. Н.И. Петров объясняет упорство еп. Гедеона тем, что он понимал необходимость усиленного отпора католицизму, стремился создать во Львове крепкую епископскую власть, сильную материальными средствами, самостоятельностью, сосредоточением прав и авторитетом епископа. Правда, меры, принимавшиеся им, не могут быть оправданы с православно-христианской и общечеловеческой точек зрения, пишет профессор, но они объясняются и несколько извиняются духом времени и общественно-политическими неурядицами в Польше.
Во взгляде на деятельность еп. Гедеона в течение нескольких следующих лет историки придерживались двух различных мнений. Первое основано на официальных документах, второе - на официальном же свидетельстве самого епископа.
1. В 1591-1594 гг. королю и папе было подано несколько грамот с просьбой о введении унии в подчиненных Польше областях с русским населением. На этих грамотах вместе с другими подписями имелась подпись и печать еп. Гедеона. В январе 1595 г. он собрал духовенство своей епархии на съезд, который объявил, что по примеру высшего духовенства признает власть папы. Таким образом, еп. Гедеон снова завоевал расположение сторонника унии митр. Михаила. Митрополит восстановил его в епископских правах и даже отменил свое прежнее решение в пользу Львовского братства. В этом случае современники еп. Гедеона и некоторые из историков смотрели на него, как на человека, доведенного до крайности борьбой с братством и совершившего свой ложный шаг вынужденно, чтобы выйти из тяжелого положения.
2. С другой стороны, сам еп. Гедеон 1 июля 1595 г. в присутствии знаменитого защитника Православия кн. К.К. Острожского подал жалобу в сейм на действия посланных в Рим епископов Ипатия Поцея и Кирилла Терлецкого. Он заявил, что еще во время собора 1590 г. Кирилл сумел получить в свои руки чистые бланки с подписями и печатями епископов, данные для того, чтобы ходатайствовать перед королем о восстановлении древних привилегий Православия. На этих-то бланках отступники Ипатий и Кирилл написали теперь королю и папе предложение с изложением желания унии, причем приняли во всем римскую веру, оставив только для видимости греческие обряды. Еп. Гедеон заявлял, что отступники Православия бессовестным подлогом позорят имя его и еп. Михаила Перемышльского и что без ведома паствы они покорили ее воле папы.
Эта версия, которую полностью принимает М. Толстой, кажется ближе к истине. На самом деле, было бы слишком большим и совершенно бессмысленным двуличием одновременно подписывать послание папе и вести переговоры с кн. Острожским. А еп. Гедеона можно скорее обвинить в излишней резкости и горячности, доходящей до прямого неподчинения духовной власти, чем в лицемерии. Конечно, какие-то уступки он было сделал, иначе у Михаила Рагозы не было бы никаких причин изменить свое отношение к нему. Когда же Поцей и Терлецкий приняли от римского исповедания много такого, чего не думали принимать даже их сообщники, еп. Гедеон понял, что половинчатых решений быть не может и во всеуслышание объявил себя противником унии.
Кроме того, просто невероятно, чтобы он только что покривив совестью ради материальных выгод, сразу же отбросил всякую осторожность и восстал против унии тогда, когда это грозило ему гораздо более серьезными осложнениями, чем раньше. Словом, если еп. Гедеон и совершил ту или иную ошибку, связавшую его имя с началом унии, то, оценив создавшееся положение, он сделался открытым и твердым защитником Православия.
На Брестском соборе 1596 г. он произнес горячую речь, в которой заявил, что он и его сторонники хотят стоять и умереть за православную веру, а митрополит и другие епископы поступили незаконно.
Униаты объявили епископов Гедеона и Михаила Перемышльского лишенными сана и предали их проклятию, а король приказал народу не признавать их. Зато Константинопольский патриарх Мелетий велел избрать нового митрополита вместо отпавшего от Православия Михаила Рагозы, а до избрания назначил экзархом еп. Гедеона. Теперь Львовский епископ охранял от унии не только свою епархию, но по просьбе православных ставил священников и освящал церкви и в униатских епархиях.
Это было страшное время для православных поданных Польши. Они терпели от католиков всяческие притеснения, иногда доводившие их до восстания, а после введения унии начались настоящие гонения. Вот что писала в 1599 г. литовская конфедерация: "Наши церкви, монастыри, соборы большей частью уже захвачены, разорены и опустошены, притом с грабежом и мучительством, с убийствами и кровопролитием, неслыханными ругательствами над живыми и мертвыми. Духовные лица наши за их твердость в исповедании терпят разные преследования: на них нападают в собственных домах, их грабят, позорят, ссылают, лишают собственности. Священники наши не могут крестить младенцев, исповедывать умирающих, отпевать мертвых; тела православных христиан вывозят, как падаль, в поля... закон не блюдет нас".
В такой обстановке еп. Гедеон энергично боролся против унии. В 1602 г. он ради блага Церкви примирился в Львовским Успенским братством, уступив ему гораздо больше, чем уступало братство, и объединил таким образом против унии все силы местного Православия. Учредил он и другие братства, непосредственно подчиненные епископу. Основал две типографии, где печатались богослужебные и учительские книги и по совету патриарха Мелетия даже исправлял их по греческим образцам.
Еще раньше, в 1585 г., учредил две славяно-греческие школы. Открывал новые монастыри и заботился о преобразовании монашеской жизни. Отдавая предпочтение монашескому общежитию, он уважал и пустынножительство и поддерживал в своей епархии тот и другой вид иноческой жизни, получившей под его покровительством особое распространение.
Своей деятельностью еп. Гедеон поддерживал бодрость и религиозный подъем в народе, который долго еще после него не поддавался обольщениям и насилиям униатов.
Что же касается его частной жизни, то даже его враг, Львовское братство, не могло указать в его поведении никаких темных сторон, тогда как не раз жаловались восточным патриархам на нравственные недостатки митрополита и других архиереев. По мнению проф. Петрова, еп. Гедеон в религиозно-нравственном и умственном отношении возвышался над другими современными ему западно-русскими архиереями.
Скончался в 1607 г.

Литература:
М. Макарий ИРЦ, т. IX, с. 250-672; т. X, с. 242-353.
Соловьев С.М. История России, кн. II, с. 1414-1461.
Иловайский История России, т. III, с. 555-570; 699-700.
Арсеньев С. Бог помощь, статья из приложения к Сельскому вестнику. СПб, 1905, с. 403-414.
Захарченко М.М. Киев теперь и прежде. Киев, 1888, с. 198.
Толстой М.В. Рассказы из И. Р. Ц., с. 414-416.
Строев П., с. 1040.
Летопись Е. А., с. 615, 619, 624.
Н. Д., с. 48.
Обзор рус. дух. лит., ч. I, с. 229-233.
Киево-Златоверх. Михайловский м-рь. Киев, 1889, с. 44.
Памятники русской старины в Западных губерниях, вып. VIII, Холмская Русь, с. 261-307.
Русская старина, 1880, ноябрь, с. 567, 1886, февраль, с. 504, 505.
Истор. вестн., 1908, июнь, с. 901.
Рус. палом., 1888, № 40, с. 482, 1889, № 12, с. 140, 1914, № 12, с. 181-186.
БЭС, т. 1, с. 284-285.
БЭЮ, т. 6, с. 291.
ЭС, т. II-а, с. 780.
РБС, т. IV, с. 312-315.


Web-дизайн и ПО © Кирилл Щерба, Kirsoft Inc., 1996-2014
Все права © Благотворительный фонд "Русское Православие"