Архиереи



Иов (Борецкий)

  
Ф.И.О.:  Борецкий Иоанн Матфеевич
  
Сан:  митрополит

Церковная принадлежность

Русская Православная Церковь

   
  

 
Биография

Иов (Борецкий Иоанн Матфеевич), митрополит Киевский.
Родился в Галиции в местечке Боречи.
Есть предположение, что образование получил в заграничных учебных заведениях.
С 1604 г. - ректор Львовской Братской школы и преподаватель иностранных языков. Затем священник в Киеве.
С 1615 г. - первый ректор Киевского Богоявленского Братского училища.
В 1618 г. пострижен в монашество в Киевском Михайловском Златоверхом монастыре.
С 1619 г. - игумен этого же монастыря.
9 октября 1620 г. хиротонисан во епископа Киевского с возведением в сан митрополита Иерусалимским патриархом Феофаном.
22 марта 1621 г. королевскими универсалами был объявлен шпионом и возмутителем республики и подлежал заключению в тюрьму.
25 мая того же года подал протест на митрополита и епископов униатских, распространявших ложные слухи о его самозванстве.
В 1628 г. собрал в Киеве большой собор по разбору дела о переходе в унию Мелетия Смотрицкого.
Скончался 2 марта 1631 г., непризнанный польским правительством в звании митроплита.
Погребен в Михайловском монастыре.
Митрополит Иов занял кафедру в трудное время, когда большинство епископов в подчиненных Польше епархиях отпало у унию, изменив Православию. Даже Киевскую митрополичью кафедру некоторое время занимали униаты. Потом она пустовала, т. к. не было возможности поставить православного митрополита. Когда в 1620 г. в Киеве проездом оказался Иерусалимский патриарх Феофан, весь народ, духовенство, дворянство и запорожские казаки во главе с гетманом Сагайдачным упросили его поставить им православного митрополита и епископов. Патр. Феофан выполнил их неотступную просьбу, посвятив митрополита Иова и других. Однако после отъезда патриарха начались ужасающие по жестокости и изуверству преследования православных со стороны иезуитов и униатов.
Как сказано выше, сам митрополит был объявлен шпионом и возмутителем республики, подлежащим заключению в тюрьму, и он был вынужден защищаться, подав в сейм протест против действий униатов. Преследования ненадолго прекратились, когда гетман Сагайдачный, отправленный на войну против турок, услышал о происходящем и вернулся в Малороссию.
В 1621 г. митр. Иов созвал в Киеве собор для совещания о мерах, какие нужно принять для поддержания православной веры в народе. 15 декабря 1621 г. он особой окружной грамотой, названной "Советование о благочестии", увещевал всех православных крепко держаться законно восстановленной православной иерархии. Об этой грамоте существует отзыв, как о "сочинении столь превосходном, что переносит во времени мужей апостольских". Ее содержание показывает, что новый Владыка Киевский очень ясно представлял положение Православной Церкви в Польше, не надеялся на прочность полученной передышки и не ожидал для народа и для себя иного пути кроме исповедничества и мученичества. Он советовал пастырям "возбуждать и приготовлять к св. мученичеству как самих себя, вспоминал слова Христовы - пастырь добрый душу свою полагает за овцы, так и сердца народа, чтобы с радостью переносили расхищение и разграбление своих имуществ и терпели бы, как за вины, притеснения от властей, а также и оковы; наконец, охотно, мученически принимали бы всякую смерть ради Господа". Слово "всякую" в той обстановке приобретало особую выразительность; ведь на долю некоторых выпадали самые мучительные виды смерти в пытках, достойных инквизиции.
Опасения митр. Иова сбылись очень скоро. В 1622 г. Сагайдачный умер, и преследования православных возобновились с такой силой, что ими возмущались даже ярые униаты, как например канцлер литовский Лев Сапега.
Протестуя против действий Полоцкого униатского епископа Иоасафа Кунцевича, митр. Иов как христианин и как дальновидный политик дает яркую картину положения православных в те ужасные годы. "Поступки ваши проистекают более из тщеславия и частной ненависти, нежели из любви к ближнему, - пишет он Кунцевичу. - Говорите, что вольно вам неуниатов топить, рубить; нет, заповедь Господня всем мстителям сделала строгое запрещение, которое и вас касается. Когда насилуете совести людские, когда запираете церкви, чтобы люди без благочестия, без христианских обрядов, без священных треб пропадали как неверные... вы потеряли и тех, которые в Полоцке у вас в послушании были. Из овец сделали вы их козлищами, навели опасность государству, а, может быть, и гибель всем вам, католикам. Вот плоды вашей хваленой унии, ибо если отечество потрясается, то не знаю, что в то время с вашей унией будет!".
"Отечество", т. е. Польша, потрясалось не раз. Если многие православные получали мученический венец, то было много и таких, которые не шли по пути, указанному митрополитом, а предпочитали другой, давно известный. Одно за другим поднимались гайдамацкие восстания, заливавшие Польшу кровью и усмиряемые поляками со зверской жестокостью.
В эту тяжелую годину, беспрестанно оплакивая страдания своей паствы, митр. Иов с великим достоинством руководил Западно-Русской православной церковью.
Отличаясь добродетельной жизнью, он так щедро подавал милостыню, что современники называли его "Иоанном Милостивым".
В то время когда, по словам Сапеги, "глупый народ лучше хочет быть в турецком подданстве, чем терпеть такое притеснение своей веры", мудрый политик Иов мысленно обращался в другую сторону - к единоверной России. В 1625 г. он обратился в Москву с просьбой о защите. Русское государство еще не оправилось от потрясений смутного времени и не оказало нужной помощи.
Однако стремления митр. Иова не могли остаться без влияния на умы его современников. Недаром впоследствии его родной Михайловский монастырь так поддерживал Богдана Хмельницкого в борьбе за объединение с Россией.
Много потрудился митр. Иов и для улучшения внутреннего состояния своей митрополии. Был он, по словам св. Димитрия Ростовского "благочестив и премудр, в Божественном писании искусен". "Не должно гневаться на младших и низших степенью клириков", - писал он в "Советовании о благочестии", - если они архиереям и другим начальникам напоминают что-нибудь или от чего предостерегают".
Митр. Иов был другом и наставником будущего митрополита Петра Могилы. При его содействии последний принял монашество и по его завещанию соединил Лаврскую школу с Братской Богоявленской, положив, таким образом, начало знаменитой Киевской академии.

Труды:
Диалог о православной вере, 1606.
Оправдание невинности (послание к Сигизмунду III), 1621.
Окружная грамота от 15 декабря 1621 г. или Советование о благочестии.

Литература:
М. Макарий И. Р. Ц., т. XI, с. 265-393.
Чистович Очерк истории зап.-руск. церкви, т. II.
Голубев История Киевской дух. акад., т. I.
Толстой М. В. Рассказы из И. Р. Ц., с. 492-495, 518, 520.
Захарченко М. Киев прежде и теперь. Киев, 1888, с. 59, 222, 224, 255.
Рункевич С. Александро-Невская Лавра 1713-1913 гг. СПб, 1913.
Соловьев С. История России, кн. II, с. 1473, 1477, 1478.
Амвросий Ист. Рос. Иерархии, ч. I, с. 60-61.
Денисов, с. 302.
Петров Л. Словарь, с. 116.
Строев П., с. 4, 14.
Булгаков, с. 1403.
Едлинский, свящ. Подвижники и страдальцы за веру правосл. и землю русскую, т. II, 2-е изд. СПб, 1899, с. 161, 165.
Сементовский Н. Киев, его святыни, древности и достопам., 6-е изд. Киев и СПб, 1881, с. 56, 239.
Летопись Е. А., с. 631.
Киево-Златоверхий Михайловский м-рь. Киев, 1889, с. 42-54, 99.
Описание Киево-Софийского собора. Киев, 1854, с. 97.
Истор. вестн., 1884, июль, с. 178, 1900, март, с. 1234.
Труды К. Д. А., 1869, сентябрь, с. 364, 1870, июль, с. 113, 126, 1879, май, с. 184.
Ж. М. П., 1951, № 1, с. 45-46; № 3, с. 40, 1954, № 4, с. 11; № 5, с. 32-35.
Приб. к Ц. В., 1897, № 1, с. 23.
Н. Д., с. 14.
БЭЛ, т. VII, с. 221-225.
БЭС, т. I, с. 1106.
ЭС, т. XIII-а, кн. 26, с. 723.
РБС, т. VIII, с. 301.


Web-дизайн и ПО © Кирилл Щерба, Kirsoft Inc., 1996-2014
Все права © Благотворительный фонд "Русское Православие"