Архиереи



Киприан (Шнитников)

  
Ф.И.О.:  Шнитников Алексей Яковлевич
  
Сан:  епископ
Дата рождения:  16.01. 1879 г. 19 век
Дата пострига:  1902 г. 20 век
Дата хиротонии:  10.03. 1913 г. 20 век
Дата смерти:  18.06. 1914 г. 20 век

Церковная принадлежность

Русская Православная Церковь

   
  

 
Биография

Киприан (Шнитников Алексей Яковлевич), епископ Сердобольский, викарий Финляндской епархии.
Родился 16 января 1879 года в семье мещан гор. Осташкова, Тверской губернии.
Первоначально обучался в Осташковском духовном училище, а затем в Тверской духовной семинарии, все время занимал в классе первое место.
В 1902 году, будучи еще студентом 3-го курса академии, он принял монашество с именем Киприана.
Закончил свое обучение в Петербургской духовной академии в 1904 году, также первым кандидатом магистрантом и был оставлен при академии для подготовления к занятию профессорской кафедры.
В 1905 году молодой ученый инок отказывается от почетной академической службы для скромной миссионерской деятельности в православной Карелии, которой он и оставался верен до гроба, несмотря на то, что родная Петербургская академия дважды призывала его на кафедру профессора.
Одаренный от природы богатыми способностями и сильным характером, молодой иеромонах Киприан отдается всецело миссионерской работе. Он изучает историю многострадального карельского народа, знакомится на месте с бытом и духовным обликом этого народа и под мудрым руководством Владыки Сергия достигает больших результатов. При деятельном и живом участии иеромонаха устраивались миссионерские съезды, на которых обсуждались и вырабатывались меры к противодействию "панфиннско-лютеранской пропаганде и к поднятию духовного просвещения среди карел". Открылось Православное Карельское Братство во имя св. Великомученика и Победоносца Георгия, с целью содействовать укреплению и преуспеянию православно-русских начал среди карел Архангельской, Олонецкой и Финляндской епархий. Избранный первым председателем Совета Карельского Братства, он занимал эту должность до конца своей жизни. Благодаря его неусыпной деятельности, братство возникло, возросло и окрепло. В феврале 1908 года Св. Синодом была учреждена должность синодального карельского противолютеранского миссионера для Архангельской, Олонецкой и Финляндской епархий, и на эту должность был назначен председатель Карельского Братства иеромонах Киприан, как самый главный и испытанный деятель Карельской миссии.
В 1909 году был удостоен сана архимандрита.
В 1910 году он был назначен председателем Комитета второго, действующего в Финляндии братства преп. Сергия и Германа, для объединения деятельности обоих братств.
Объединивши в своем лице целый ряд миссионерских должностей, архимандрит Киприан всего себя отдает миссионерскому труду; большую часть времени проводил в путешествиях по Карелии, совершал богослужения и вел с народом беседы, посещал самые глухие деревни Карелии, открывал на средства Братства, собранные своими трудами, несколько русских церковных школ, из коих большинство имело собственные здания, руководил школьным делом, сам присутствовал на экзаменах, устраивал елки для детей; заботился об устроении и украшении храмов и часовень, одним словом - трудился не покладая рук.
В феврале 1913 году было учреждено Сердобольское викариатство, с поручением викарию попечения о православных карелах в трех смежных епархиях: Финляндской, Архангельской и Олонецкой. По представлению архиепископа Сергия на вновь открытую кафедру был назначен архимандрит Киприан.
Хиротония его была совершена 10 марта 1913 года в Петербурге в Исаакиевском соборе множеством архипастырей, во главе с блаженнейшим Патриархом Антиохийским Григорием IV. С этого времени Преосвященному Киприану открылось более широкое поле деятельности, потому что Владыка Сергий, присутствуя в Св. Синоде предоставил большую часть дел ведению своему викарию. Хотя Преосвященный Киприан всегда отличался весьма слабым здоровьем, но, несмотря на это, отдаваясь делу, он никогда не берег и не рассчитывал своих сил. Иногда делал длинные переезды по ужасным дорогам на тряских карельских двухколесках. Часто предпринимал путешествие пешком. И незадолго до своей смерти вырабатывал план крестного хода в Повенецком уезде в общем на 318 верст, но Бог готовил ему более далекое путешествие.
21 апреля 1914 года Преосвященный Киприан выехал в Петербург. Здесь у него сделался сильный приступ, часто и раньше беспокоивший его, кишечной болезни, и на этот раз с такой ужасной болью, что больной сразу же начал приготовляться к смерти. 10 мая его свезли в Биржевую больницу. Освидетельствовавший его там лейб-хирург нашел положение его настолько опасным, что через два часа назначил операцию. Преосвященный пред операцией причастился Св. Таин и совершенно спокойно сделал, на случай смерти, некоторые распоряжения. Болезнь оказалась очень застарелой: в области слепой кишки обнаружились три больших нарыва. Надежд на выздоровление было очень мало. 20-го мая, утром, архиепископ Сергий совершил над болящим, по его желанию, св. таинства Елеосвящения. Больной лежал, держа в руке зажженную свечу и с глубоким вниманием и верой слушал молитвословия. И молитва веры возымела свое действие: болящему стало лучше. У близких появилась надежда на благоприятный исход. Но улучшение было только временное: больной медленно, но постепенно слабел.
Несмотря на свою слабость, больной, однако, не оставлял обычного своего молитвенного правила. Не имея сил сам читать, он просил иеродиакона Варсонофия (катехизатор Карельской миссии, постоянный спутник преосвященного по Карелии, находившийся почти неотступно при его одре) по утрам читать ему молитвы, главу Евангелия и две главы апостольских посланий (он так всегда читал ежедневно Новый Завет до болезни). В продолжении же дня иеродиакон Варсонофий читал ему из житий святых и из писаний отцов Церкви.
14 июня больной чувствовал себя настолько слабым, что ежечасно заботился об исходе в жизнь вечную. Когда Преосвященный Сергий, утешая больного, говорил ему о выздоровлении, то последний на утешения отвечал: "Владыко! я скоро умру; я всегда вижу ангела смерти, берущего души других, меня же на время оставляющего, потому что у меня пока есть еще сила в жизни".
В последнее время пред больным открывалось как бы какое пространство, и он видел, по его словам, величественный храм во имя Божией Матери: во время этого видения его обнимала такая радость, что он в восторге только восхвалял Богоматерь. За три дня до смерти он начал опять как и пред операцией, делать краткие завещания: просил похоронить его на Валааме; просил сотрудников не оставлять Карелии и т.д. А в конце завещаний присоединил и следующее: "Теперь уже все окончено и так я имею желание разрешиться и быть со Христом, потому что это несравненно лучше".
Последние дни больной совершенно отказался от всякой врачебной помощи и принимал лишь небесное врачество, Св. Тело и Кровь Господа. В Понедельник 16-го больному сделалось хуже. Вечером он в полном сознании приобщился Св. Таин и после благодарственных молитв просил прочитать отходную. Читал архиепископ Сергий. Кругом, в скорбно-молитвенном настроении, стояли ближайшие сотрудники болящего по миссии. Отходная была прочитана, все по очереди подходили и прощались с больным. Время близилось к ночи; подобно солнцу, жизнь больного близилась к закату. Умирающий обнимал Высокопреосвящ. Сергия, прощался с ним и опять просил похоронить его на Валааме. Все были в трепетном ожидании, но ангел смерти, виденный Преосв. Киприаном, еще не приходил за ним.
Все разошлись. У постели болящего на ночь остались иеромонах Исаакий и иеродиакон Варсонофий. И, вот - на рассвете 17 июня, часа в три утра, преосвященный, подозвав к себе иеродиакона Варсонофия, начал читать краткие молитвы и по окончании их сказал: "Я теперь буду причащаться". Иеродиакон спросил: "Владыко, а где же Св. Тайны?". Больной спокойно ответил: "Разве ты не видишь принесшего?". По произнесении этих слов больной истово трижды перекрестился, открыл уста и, как бы что-то приняв, начал жевать. Через короткое время он попросил воды и, немного запив, возвышенным голосом трижды произнес: "Слава Тебе, Боже! Слава Тебе, Боже! Слав Тебе, Боже!".
После этих слов все уже носило характер радостного благодарения по причащении. Упомянутый иеродиакон Варсонофий читал благодарственные молитвы. Последние были окончены. Отпуст произнесен самим больным, но он чувствовал в душе своей такой избыток духовной радости и восторга, что ничем другим не мог выразить своей радостной благодарности, как только вторичным выслушиванием благодарственных молитв. Преосвященный не мог излить радостных чувств даже и по двукратном прочтении молитв и просил читать ему о причащении из Евангелия. Исполняя просьбу больного, иеродиакон читал 1-ю главу Евангелия от Иоанна. Когда упомянутое место было прочитано, больной, устремив свой взор кверху и как будто что-то видя, спросил иеродиакона Варсонофия: "Видишь ли ты явившегося и повторяющего слова Евангелия: "Закон дан чрез Моисея; благодать же и истина произошли чрез Иисуса Христа". И, получив на свой вопрос отрицательный ответ, велел отыскать из этого же Евангелия другие слова, в этот же момент произносимые явившимся. Слова были найдены и оказались следующими: "Был свет истинный, который просвещает всякого человека, приходящего в мир" и т.д. до слов: "закон дан чрез Моисея" (Ев. Иоанна, 1, 9-17). Когда отысканное место было прочитано, то больной произнес: "Теперь Евангелие прочитано, явившийся скрылся, а потому - и я лягу спать". Но на этот раз уже сон его нельзя было назвать сном, а скорее - забытьем, прерывавшимся предсмертными беседами. В каждой из бесед проглядывала непоколебимая вера и надежда на Бога, и почти все они заканчивались просьбой больного расплатиться с должниками, если таковые найдутся; а у тех, кого чем обидел, просил иеродиакона Варсонофия испросить прощение.
В 9 часов утра пришел духовник со Св. Тайнами, но больной ясно помня происшедшее ночью, говорил: "Ведь, только прошло шесть часов после того, как я причастился". Однако, исповедался и, испросим у всех окружающих прощение, причастился. Что было ночью: сон, галлюцинация или что другое? Но замечательно, что в тот же самый час в г. Сердоболе благочестивая матушка, супруга священника, видела во сне, будто Преосвященный Киприан лежит и над его головой священнослужители совершают Евхаристию; в Тверской же губернии, в селе, брат Преосв. Киприана, священник, в тот же час видел сон, будто болящий Преосв. Киприан сидя в кресле служит литургию. Скажут: "случайное совпадение". Но для верующего нет никаких случайностей.
День 17 июня 1914 года прошел в ожидании кончины. Сознание не покидало больного. На ночь с 17 на 18 июня около пресвященного остались его ближайшие сотрудники: иеромонах Исаакий, иеродиакон Варсонофий и иеродиакон Антоний. Ночью больной хотел было заснуть, но в боку боль беспокоила его. В половине третьего он протянул руки и внятно произнес слова первого псалма: "Но в законе Господни воля Его и в законе Его поучится день и ночь". Эти слова преосвященный просил повторить пением, но просьбу исполнить не пришлось, чтобы не побеспокоить больных в соседних комнатах. Через несколько минут после первых слов, больной произнес следующие, из 145 псалма, слова: "Не найдется на князя, и на сыны человеческия, в них же несть спасения". На этот раз один из иеродиаконов, вместо пения, тихо прочитал умирающему весь 145 псалом, по окончании которого владыка просил читать, что дальше положено на литургии: "Единородный Сыне" и проч. Потом попросил служебник и начал при зажженной свече вычитывать тайные молитвы литургии. Свеча догорала, как догорала жизнь больного. Он опять начал ощущать боль в боку, побудившую его спросить иеродиакона Варсонофия: "На, какие теперь посоветуешь лекарства". В ответ услышал следующие, ободряющие слова: "Когда нам не помогают, Владыко, земные врачи, то у нас остается надежда на Бога и Его Пречистую Матерь". После этих слов больной приложился к поднесенной иконе Богоматери. Было уже почти совсем светло. В комнату умирающего вошел Преосвященный Сергий. Он наклонился к больному, но последний уже ничего не говорил. Его дыхание становилось реже и тише. Едва заметны были три последних вздоха и больной предал дух свой Богу. Это было в 3 часа 15 минут утра, чрез каких-нибудь 10 минут после чтения литургии.
Праведную кончину даровал Господь принять молодому святителю-миссионеру. Погребен в Валаамском монастыре.

Труды:
Речь при наречении во епископа архимандрита Киприана Сердобского 8 марта 1913 года. // "Приб. к "ЦВ" 1913 г., № 12, с. 520-521.

Литература:

"Церк. Вед." 1913, № 9, с. 66.
"Приб. к "ЦВ" 1913, № 12, с. 518.
-"- 1914, № 25, с. 1128-1129.
"Русск. Паломн." 1915, № 25, с. 396, 397.
"Патриарх Сергий и его духовное наследство". М. 1947, с. 31, 33.

 
Должности и места служения

Сартавалавское викариатство

10/23.3. 1913 г. 20 век   -  
18.6/1.7. 1914 г. 20 век
  
  

Web-дизайн и ПО © Кирилл Щерба, Kirsoft Inc., 1996-2014
Все права © Благотворительный фонд "Русское Православие"