Архиереи



Нектарий (Теляшин)

  
Ф.И.О.:  Теляшин Николай Павлович
  
Сан:  архиепископ

Церковная принадлежность

Русская Православная Церковь

   
  

 
Биография

Нектарий (Теляшин Николай Павлович), архиепископ Сибирский и Тобольский.
Родился в 1586 или 1587 г. в Осташковской патриаршей слободе, в семье крестьянина.
Родители будущего святителя отличались благочестием и уже в преклонных годах приняли монашеский постриг. В том же духе они воспитывали и детей.
Николай Теляшин уже с 12 лет был отдан на воспитание в Нилову пустынь на попечение основателя иеромонаха Германа. В первые два года Николай был обучен и чтению, и письму, и церковному пению, и порядку церковного богослужения, и послушанию, и началам нравственности и подвижничества.
Воспитатель его был очень строг к своему молодому воспитаннику. "Иногда, - вспоминал впоследствии Нектарий, - что ему (Герману) в руках прилучалось, тем и жаловал он меня, своего сиротку и нищего птенца". Но уже будучи архиепископом в Тобольске, он с благодарностью вспоминал об этих строгостях: "Пастырь мой плоть мою сокрушал, а душу мою спасал. Того ради и тело мое начальник бил, чтобы душа моя темная светла была и бела, а не черна". После двухлетней подготовки Николай был пострижен в монашество с именем Нектария. Это было в 1601 г. Первые годы жизни Нектария в монастыре были очень тяжелые. Он перенес там все лишения голодного смутного времени. В 1639 г. в письме к одному московскому боярину, уже будучи в то время архиеп. Тобольским, Нектарий припоминает эти тяжелые дни: "Как мне забыть труды, и раны, и глад, и жажду, наготу, и босоту? И до смерти мне надобно помнить, какова милость Божия надо мной грешным была в пустыни и что мы кушали: вместо хлеба траву папороть и кислицу, ухлевник и дягиль, и дубовые жолуди, и дятловину, и с древес сосновых кору отымали и сушили и с рыбою смешав, вместе истолкши, а гладом не уморил нас Господь".
Но смиренный подвижник мужественно переносил все невзгоды. Скорби и нужды рано приучили его к терпению, бережливости, труду, воздержанию. Ни о каких суетных удовольствиях он и понятия не имел. Все время, свободное от выполнения своих обязанностей, он употреблял на чтение и переписывание разных святоотеческих писаний. Настоятель Герман видел в Нектарии достойного преемника. Перед самой кончиной, желая оставить после себя благонадежного правителя, Герман взял с Нектария клятву до смерти жить в монастыре, не переходить ни в какой другой монастырь. За нарушение этой клятвы Нектарий обрекал себя на лишение лицезрения Божия, т. е. на лишение вечного блаженства.
В 1613 г. Нектарий был рукоположен во иеромонаха. В год смерти строителя Германа Нектарию было всего около 28 лет, но он уже пользовался таким всеобщим уважением, что был немедленно избран на опустевшее место строителя. Благодаря его стараниям пустынь вскоре приобрела много благодетелей, на устройство ее внесли свои лепты митр. Ростовский Варлаам, известный архимандрит Троице-Сергиевой Лавры Дионисий и многие другие. С их помощью Нектарий приобрел земли, возводил необходимые постройки, строил и благоукрашал монастырские церкви. В 1622 г. им построена церковь о трех главах во имя Покрова Божией Матери.
Любимым его келейным занятием, как и раньше, было чтение и переписывание святоотеческих книг. Нектарий отличался исключительным трудолюбием. Он трудился не только в своей келье, но и вместе со всей братией принимал участие в посадке фруктового сада и в других работах.
Его высокие нравственные качества были замечены. В 1620 г. Новгородский митр. Макарий возвел его в сан игумена, а 7 февраля 1636 г., по желанию царя Михаила Феодоровича, игумен Нектарий был хиротонисан патриархом Иоасафом во епископа Сибирского и Тобольского с возведением в сан архиепископа.
Тяжело было ему, привыкшему к пустынному безмолвию, нести бремя управления обширной епархией среди разноплеменного населения, а особенно тяготила его клятва, данная им покойному настоятелю Герману.
Несмотря на многочисленные заботы по епархии, архиеп. Нектарий продолжал переписываться с братией родной пустыни, посылал им свои наставления, а через четыре года испросил разрешение вернуться. Разрешение было получено 28 декабря 1639 г., и архиеп. Нектарий, отслужив на Крещение 1640 г. последнюю литургию, простился с паствой и 7 января выехал в Москву.
Хотя недолго управлял архиеп. Нектарий Тобольской епархией, но оставил по себе добрую память, как о пастыре благочестивом и прозорливом. Составитель краткой записки о деятельности его в Тобольске, Абрамов писал о нем: "Архиеп. Нектарий известен духовным просвещением, строгим иноческим подвижничеством, святою, богоугодною жизнью и терпением. Тело его погребено далеко от Сибири, но имя и память о нем будут здесь незабвенны".
При архиеп. Нектарии в Тобольской епархии прославилась чудотворениями икона Божией Матери Абалакская.
Приехав в марте 1640 г. в Нилову пустынь, архиеп. Нектарий до 1647 г. не принимал на себя официально управления монастырем, а был только советодателем игумена Дорофея.
С 24 ноября 1647 г. ему снова было предоставлено управление монастырем со званием строителя.
В царствование Алексея Михайловича обители были даны большие льготы: право беспошлинной рыбной ловли на озере Ильмень, назначение большой денежной и хлебной руги и проч. В монастыре уже были две большие деревянные церкви. Но в ночь на 27 августа 1665 г. пожар истребил монастырские здания. При этом бедствии архиеп. Нектарий не пал духом. Он наскоро устроил маленькую деревянную церковь и задумал сооружение каменного храма над могилой преподобного. Получив в Москве разрешение на строительство, он начала заготавливать материалы. В следующем (1667 г.) уже восьмидесятилетним старцем он снова поехал в Москву, но здесь заболел и скончался 15 января 1667 г. (в схиме). Отпевание его совершил в Чудовом монастыре патриарх Антиохийский Макарий, приехавший в Москву для суда над Никоном с сонмом святителей. Тело покойного, согласно его завещанию, было отправлено 22 января в пустынь, и сам царь Алексей Михайлович пешком проводил тело за пределы Москвы. Погребение было совершено в феврале месяце Тверским архиепископом Иоасафом.
Архиеп. Нектарий был муж святой жизни и имел дар предвидения. Митр. Платон называл его "мужем жития святого и притерпеливого". Святитель любил поминать усопших и внушал это другим, писал о пользе и необходимости такого поминовения. Сам составил синодик со статьей об этом для Ниловой пустыни.
Важная заслуга преосвящ. Нектария состоит в его особенном попечении об умозрительной и деятельной жизни братий. Он сам назидал братию примером собственной строгой и подвижнической жизни, строго заповедав соблюдать устав общежительный, не приобретать собственности, не считать ничего своим. И при нем и при его преемниках монастырь украшался многими иноками строгой и подвижнической жизни. Особенным его желанием было, кроме утверждения в монастыре общежительного устава, еще и полное исключение из обихода монастырского вина и любых хмельных напитков. К этому стремился и его предшественник архим. Герман. Это же заботило и Нектария. В последний год жизни он заключил с братией как бы договор, чтобы они строго выполняли его завещание. Нарушители этого монастырского правила, несмотря на чин, подлежали изгнанию из монастыря. Братия дали обещание выполнить его завещание в точности.
При такой характеристике святителя некоторые историки отмечают у него "страсть к стяжанию". Он из Тобольска постоянно посылал в Москву челобитья, в которых жаловался на крайнюю скудость средств архиерейского дома и просил разных льгот и пожалований, заключал каждую челобитную жалобными словами: "Государь, смилуйся, пожалуй, чтоб от хлебной скудости нам, нищим твоим богомольцам, в конец не погибнуть и врозь не разбрестись, и твое царское богомолье без службы не стало б". Но, как говорит историк, в подвалах и кладовых у этого "нищего богомольца" хранилось 39100 пудов разного хлеба, да соответствующее количество других запасов.
Однако следует сказать, что в условиях суровой Сибири эти запасы были сравнительно невелики и имели свое назначение - обеспечить архиерейский дом и всех нуждающихся в трудное голодное время.

Труды:
Литературное наследие преосвящ. Нектария невелико. После него осталось несколько поучений инокам, два похвальных слова преп. Нилу Столбенскому и письмо с биограф. подробностями кн. Катыреву-Ростовскому.

Литература:
Успенский В. Преосвящ. Нектарий, второй настоятель Нилово-Столбенской пустыни. Тверь, 1888.
Его же Историч. опис. Нило-Столб. пустыни. Тверь, 1886, с. 17-30, 97.
Шемякин В. И. Москва, ее святыни и памятники. М., 1896, с. 41.
Протопопов Д. Жития святых, XII, с. 204.
Самбикин Д. Месяцеслов, 1898, вып. VIII, апрель, с. 14, 15, 1899, вып. IX, май, с. 161.
Савва, архиеп. Хроника моей жизни. Серг.-Посад., 1906, т. VI, с. 427, 441, 443, 646, 693.
Сизневский А. И. Описание Тверского музея. М., 1888, с. 188, 189.
Зверинский, т. II, № 1014.
Строев П., с. 317, 463.
Булгаков, с. 1415.
Голубинский, с. 277, пр. 1.
Ратшин, с. 514.
Р. Пр. Нкр., т. I, с. 601.
Историч. опис. Ниловой пустыни. Тверь, 1876.
Памятная книжка Тверской губернии на 1868 г.
Акты археогр. экспед., т. IV, с. 218.
Тобол. губ. вед., 1859, № 1.
Тобол. еп. вед., 1887, № 17 и 18.
Древняя Рос. Вивлиофика, 1774, т. VI, с. 238, 247.
Вера и Разум, 1891, № 10, с. 577-596.
Журнал мин. нар. просвещ., 1854, ч. 81, № 2, с. 26-28.
Чтен. в общ. ист. и древн. Рос., 1875, № 3, с. 1-7.
Святая Русь, № 493.
Истор. вестн., 1894, апрель, с. 151, 152, 158; май, с. 439, 440; июнь, с. 767.
Странник, 1866, февраль, с. 65-87.
Рус. архив, 1873, № 9, с. 1770-1782.
БЭС, т. II, с. 1625, 1626.
ЭС, т. XX-а (кн. 40), с. 865.
РБС, т. XI, с. 213, 214.
Н. Д., с. 53.


Web-дизайн и ПО © Кирилл Щерба, Kirsoft Inc., 1996-2014
Все права © Благотворительный фонд "Русское Православие"