Архиереи



Гермоген (Долганов)

  
Ф.И.О.:  Долганов Георгий Ефремович
  
Сан:  епископ
Дата рождения:  1858 г. 19 век
Дата смерти:  1918 г. 20 век

Церковная принадлежность

Русская Православная Церковь

   
  

 
Биография

Гермоген (Долганов Георгий Ефремович), епископ Тобольский и Сибирский.
Родился 25 апреля 1858 года. Сын священника Херсонской епархии.
Низшее и среднее образование получил в духовно-учебных заведениях Херсонской епархии. Затем он выдержал экзамен на аттестат зрелости при классической гимназии г. Ананьева, Херсонской губернии и поступил в Новороссийский университет, где и окончил полный курс юридического факультета. Здесь же, кроме того, он прошел курс математического факультета, слушал лекции на историко-филологическом факультете и оставил университет только в 1889 году.
Глубоко религиозный с детских лет, он рано почувствовал влечение к подвижнической жизни, но решительный шаг сделал только под влиянием архиеп. Никанора. Оставив университет, он поступает в С-Петербургскую духовную академию и здесь в 1890 году принимает монашество, причем постригает его митр. С-Петербургский и Ладожский Антоний, бывший в то время ректором академии в сане епископа. Посвященный в сан иеродиакона, затем 15 марта 1892 года - во иеромонаха. О. Гермоген, кроме научных занятий в академии, много потрудился в деятельности пастырской, принимал горячее участие в кружке студентов-проповедников.
В 1893 году окончил академию со степенью кандидата богословия и был назначен инспектором Тифлисской духовной семинарии. С тех пор, до последнего назначения, деятельность о. Гермогена была посвящена Тифлису и Грузинскому экзархату.
В 1898 году о. Гермоген был назначен ректором семинарии с возведением в сан архимандрита и затем почти одновременно определен членом Грузино-Имеретинской Синодальной Конторы и председателем Епархиального Училищного совета. Кроме того, он был редактором "Духовного Вестника Грузинского Экзархата" и исполнял многие другие поручения, возлагавшиеся на него епархиальным начальством.
14 января 1901 года в Казанской соборе на Калужской площади в Москве хиротонисан во епископа Вольского, вик. Саратовской епархии. Чин хиротонии совершали митр. С-Петербургский и Ладожский Антоний, митр. Киевский и Галицкий Феогност, митр. Московский и Коломенский Владимир, архиеп. Холмский и Варшавский Иероним и др.
21 марта 1903 года назначен епископом Саратовским. В этом же году был вызван для присутствия в Св. Синоде.
Положение дела в Саратовской епархии давно уже обращало на себя внимание высшей духовной власти с одной стороны и ослаблением духовной дисциплины в связи с выступлением иеромонаха Илиодора, почему, собственно, и последовал вызов Преосв. Гермогена для присутствования в Св. Синоде. Но, однако, и после двухмесячного пребывания Преосв. Гермогена в заседаниях Св. Синода и непосредственного личного общения его с прочими иерархами, положение дел в Саратовской епархии не только не улучшилось, но грозило новыми осложнениями в виду предложения иеромонаха Илиодора основать в Царицыне с 1912 года два издания, с учреждением собственной типографии, причем одному изданию предполагалось усвоить характер резко полемический и крикливое название "Гром и молния".
Преосв. Гермогену указано было на нежелательность разрешения иеромонаху Илиодору последнего издания, ввиду неизбежности прискорбных последствий от неоднократно проявленной иеромонахом Илидором несдержанности в его печатных выступлениях, всегда вызывавших возбуждение страстей. Увещания остались без успеха. Совокупность всех этих обстоятельств вызывала необходимость возвращения Преосв. Гермогена в Саратов, для ближайшего руководства епархиальными делами и непосредственного наблюдения за издательской деятельностью Иеромонаха Илидора.
Между тем выяснилось, что Преосв. Гермоген позволил себе высказать осуждение Св. Синоду по поводу бывших на рассмотрении Синода дел:
а) о диакониссах, по которому Преосв. Гермоген остался при отдельном мнении;
б) особом чине панихиды по инославным христианам.
По делу об особом чине панихиды в то время еще не было никакого решения, а по делу о диакониссах Преосв. Гермоген имел данное обер-прокурором обещание, что отдельное его мнение будет представлено в подлиннике царю. В своей телеграмме Преосв. Гермоген изложил, что якобы "в настоящее время в Св. Синоде постепенно усиливаются проводить некоторые учреждения и определения прямо противоканонического характера", причем указывал:
а) Св. Синод учреждает в Москве "чисто еретическую корпорацию диаконисс, фальшивое подложное учреждение вместо истинного";
б) в Св. Синоде "голосовали введение в Православной Церкви грубо противоканонического чина заупокойного моления Православной Церкви о еретиках инославных", чем будто бы оказывается "открытое попустительство и самовольное бесчинное снисхождение к противникам Православной Церкви".
В заключении Преосв. Гермоген обращался к царю о "защите" Св. Церкви от действий Св. Синода. Эта телеграмма не могла не сделать дальнейшее присутствие еп. Гермогена в составе Св. Синода неудобным. При таких обстоятельствах 3 января 1912 года последовало распоряжение на увольнение Преосв. Гермогена от присутствия в Св. Синоде во вверенную ему епархию. Увольнение преосвященных от присутствования в Св. Синоде, равно как и вызов преосвященных к присутствованию в Синоде, производились волей царя, независимо от постановления Синода. На совещании Св. Синода было вынесено осуждение еп. Гермогену и дано знать ему о том указом.
Со времени объявления Преосв. Гермогену указа об его увольнении от дальнейшего присутствования в Св. Синоде в ежедневной печати не переставали появляться изложения газетными сотрудниками устных бесед их с преосвященным, а затем и с приехавшим в С-Петербург иеромонахом Илиодором. В этих беседах заключались резкие суждения по адресу Св. Синода и синодального обер-прокурора, производивших соблазн и волнения в обществе.
Во исполнении царской воли о немедленном отъезде еп. Гермогена совместно с иеромонахом Илиодором во вверенную ему епархию Св. Синодом было предписано немедленно отбыть из С-Петербурга. Еп. Гермоген подал прошение о разрешении ему пребывания еще на три дня, но по-прежнему было постановлено о немедленном оставлении столицы. Такая неизменность прежнего решения вызывалась еще и тем, что Преосв. Гермоген, будучи недоволен решениями высшей духовной власти, позволял себе выражать осуждение синодальным решениям пред газетными сотрудниками и делать, таким образом, свои слова достоянием гласности. Ввиду всего этого Св. Синод постановил немедленно выбыть еп. Гермогену из столицы и не допускать каких бы то ни было выступлений, способствующих нарушению порядка и спокойствия как со своей стороны, так и со стороны прикосновенных к нему лиц, как в С-Петербурге, так и по пути, а равно и по прибытию в Саратовскую епархию. Одновременно с этим архиепископ Полтавский Назарий, епископ Вологодский Никон и архиепископ Кишиневский Серафим (Чичагов) посетили Преосв. Гермогена и убеждали его отбыть немедленно в свою епархию, но Преосв. Гермоген в указанный ему срок в свою епархию не отбыл.
Ввиду такого упорного, дважды выраженного неповиновения, он был уволен от управления Саратовской епархией с назначением ему пребывания в Жировицком близ города Слонима Гродненской губернии монастыре, а иеромонаху Илиодору, заведующему Царицынским монастырским подворьем, было назначено местожительство во Флорищевой пустыни Владимирской епархии в числе братии монастыря.
Так освещает дело еп. Гермогена в специальной статье журнал "Русский Паломник", пользовавшийся авторитетным и беспристрастным и одобренный в свое время всеми ведомствами.
Иеромонах Илиодор, упоминавшийся выше, впоследствии снявший с себя духовный сан и ставший называться своим прежним именем Сергей Труфанов, в своей книге "Святой черт" или "Записки о Распутине", рисует дело еп. Гермогена Саратовского под другим углом зрения.
Надо сказать, что целый ряд литературных источников, освещающих дело еп. Гермогена с подобной же точки зрения, нам сейчас недоступен и поэтому пришлось ограничится лишь случайно попавшей нам книгой - "Записки о Распутине".
Приводим выдержки из вышеупомянутой книги: с. 104 - "Московский митр. Владимир, заменявший в Синоде болевшего митр. Антония, желая угодить великой кн. Елизавете Федоровне, стремившейся в своей Московской Марфо-Марииной общине установить чин диаконисс на протестантский лад, все меры употреблял, чтобы желание Елизаветы было исполнено. Члены Синода соглашались. Только один Гермоген, вызванный на зимнюю сессию Синода, восстал против. Он потребовал в этом вопросе руководствоваться не желанием Елизаветы Федоровны, а исключительно церковными правилами. Когда Гермогена сослали за обличие "святого старца" Распутина, то Синод, скрывая истинную причину ссылки в "Церковных Ведомостях" разглагольствовал, что Гермоген ссылается на то, что обратился к Царю с телеграммой, в которой грубо и дерзко критиковал деятельность Синода в вопросе о диакониссах и вообще".
В самом начале 1912 года еп. Гермоген был выслан как бы на покой в Жировицкий Успенский монастырь Гродненской епархии. Монастырь находился при местечке Жировицах в 10 верстах от уездного города Слонима. В монастыре еп. Гермоген заявил, что он прибыл не в качестве ссыльного, а как человек, желающий всецело отдаться служению Господу Богу.
В монастыре Гермоген пробыл до 1915 года. Отличался благочестием и был прозорлив. Ниже приводим рассказ одной очевидицы о даре прозорливости еп. Гермогена.
Однажды у одной женщины, вследствие колдовства злых людей умерла дочь, а другая сильно заболела. В скорбном состоянии мать умершей и больной решила пойти к еп. Гермогену и просить у него совета и молитв.
Как она порешила так и сделала. Утром, когда Владыка по обыкновению совершал в главном храме Божественную литургию, она пришла в храм и стала ожидать конца службы.
Вот, наконец, служба окончилась. Из алтаря вышел Владыка и прямо направился к скорбящей матери.
Не успела она высказать архипастырю свое горе, как он первый обратился к ней и сказал: "Вы пришли с большим горем, у Вас одна дочь-малютка умерла, а другая болеет. Милая моя, продолжал благостный владыка, ведь это сделано злыми людьми и Господь попустил эту быть. Но пройдет немного дней, как и эта больная скончается. Перед смертью придет к вам женщина, которая молча войдет в комнату, пройдет к маткам (перекладинам, поддерживающим потолок) и уйдет, и после этого скончается и эта больная. Впрочем не волнуйся, без попущения Божия ничего не бывает". Затем он благословил мать и стал подниматься к себе в покои. В это время к нему приехала еще одна женщина с ребенком, которая стала просить владыку благословить ее и младенца. Владыка обернулся и сказал: "Вы приехали за 15 миль ко мне искать Бога, напрасно приезжали, мне нужны вот эти люди, указывая рукой на скорбящую мать, произнес архипастырь, которые не умеют по-настоящему и лба перекрестить, но у них глубокая вера, а ведь вы имеете своего бога, вы ведь отдали ему своего ребенка и я не имею права благословлять".
После этих слов владыка поднялся по лестнице наверх и удалился в свои покои.
Слова владыки исполнились в точности. Прошло несколько дней после того, как мать возвратилась от владыки к себе домой. Вдруг приходит в ее комнату женщина и, не с кем не разговаривая, прошла по тем местам, которые указал владыка, и молча удалилась. После этого случая умерла болящая девочка.
25 августа 1915 года ему было назначено местопребывание в Николо-Угрешском монастыре Московской епархии.
8 марта 1917 года был назначен на Тобольскую кафедру в Сибирь. В этом же или в 1918 году в г. Тобольске Преосв. Гермоген был схвачен местными бандитами, которые с подвязанным к шее камнем сбросили его в реку Тобол, где он и утонул.
Отсюда и понятны стихи народного эпоса тобольчан: "Тише волны, ветер..."
Тише волны, ветер...
Полно над рекою бушевать!
Не шумите, не будите!
Он пришел к нам отдыхать.
Наш страдалец, страстотерпец,
Наш святитель Гермоген.
В век кровавый и лукавый
Лишь в могиле нет измен.
Со звездами с облаками
Вы играете порой,
Солнца чистыми лучами
И серебряной луной.
Так бегите и сплетите
Лучезарные венцы!
В наше время их достойны
Вечной истины борцы.
Тише волны, ветер...
Полно над рекою бушевать.
Затихайте, не мешайте
Страстотерпцу почивать.
Плавно льется, вдаль несется
Над Тобольском грустный звон,
С крестным ходом все народом
Страстотерпца встретил он.
Плач и пенье и моленье
В гимн торжественный слились.
За терпенье и мученье
Ему в землю поклонись.
Все дивитесь и учитесь
Как он родину любил.
Как молился и трудился
Веру свято сохранил.
В тяжкой муке свои руки
Он высоко поднимал
И покой на недостойных,
На врагов ниспосылал.
Сердце - камень; веры пламень
Он может в сердце заронить.
И без веры люди - звери,
Души их мрачнее туч.
В черной ночи ясны очи
Наш отец закрыл навек.
С камнем в воду за свободу
Его сбросил человек.
Свет наш ясный и прекрасный,
За отчизну и народ
Он до Бога в путь дорогу
Сам бестрепетно идет.
Христиане в Божьем храме,
Слейте стройно голоса,
Твердо славу пойте ныне,
Вам открыты небеса!
Дуб ломайте и сплетайте
Победителю венки.
В поле чистом и душистом
Для него растут цветы.
Лобызайте, украшайте
Камень - памятник его.
Поминайте, величайте
Все Владыку своего!
Ночь спустилась, засветилась
Церковь множеством огней.
Над могилой дым кадила
И одна мольба людей:
Русь святую, дорогую,
Нишу мать от бед спасешь,
У престола Бога Слова
За нас грешных, безутешных,
Ты молитву вознесешь.
Прямо стойте, дружно пойте
Здесь на месте на святом,
Очищайтесь, совещайтесь,
Мир Христов несите в дом.
Помяни нас, огради нас
От врагов и от измен,
Наш архипастырь Гермоген.
Из Определения Св. Синода РПЦ от 31 марта 1999 г.:
СЛУШАЛИ: Доклад Преосвященного митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия, председателя Синодальной Комиссии по канонизации святых, о результатах работы Комиссии по вопросу о святительском служении и мученической кончине Преосвященного Гермогена (Долганева; 1858-1918), епископа Тобольского и Сибирского, на предмет его канонизации в лике новомучеников и исповедников Российских для общецерковного почитания.
ПОСТАНОВИЛИ: 1. Одобрить доклад Преосвященного митрополита Ювеналия и представленные им материалы.
2. Вопрос о канонизации в лике новомучеников Российских Преосвященного епископа Гермогена (Долганева; 1858-1918) для общецерковного почитания передать на решение очередного Архиерейского Собора.

Труды:
"Нынешние последователи Анатэмы и его крамол". "Самар. ЕВ" 1901, № 3, неоф. с. 90-105.

Литература:
"ЦВ" 1901, № 1, с. 2.
- " - 1903, № 13, с. 89.
- " - 1908, № 38, с. 291.
- " - 1912, № 3, с. 15.
- " - 1917, № 9-15, с. 70.
"Приб. к "ЦВ" 1901, № 3, с. 90-92.
- " - 1903, № 45, с. 1745.
"Рус. Паломн." 1912, № 6, с. 94-96.
- " - 1912, № 7, с. 111.
"Церк. Вестн." 1908, № 1, с. 19.
- " - 1908, № 43, с. 1353.
"Тобол. ЕВ" 1917, № 13.
"Изв. Каз. Еп." 1912, № 4, с. 123-124.
- " - 1912, № 5, с. 155.
- " - 1912, № 7, с. 226-228.
- " - 1912, № 8, с. 263.
- " - 1912, № 9, с. 295-296.
- " - 1912, № 10, с. 340 подстроч.
- " - 1912, № 10, с. 345.
"Русск. Знамя" 1910, № 3.
"Прав. Собес." 1909, апрель, с. 238.
"Мисс. Обозр." 1901, т. , с. 284.
"Мисс. Календарь" 1907, с. 131.
"Состав Св. Прав. Всер. Син. и Рос. Церк. Иерархии на 1917 год", с. 356-357.
"Красный архив" 1936, № 2, (75), с. 174-175.
(Из дневника Льва Тихомирова 1912 г.).
Булгаков, с. 1412.
БЭС т. I, стб. 640.
БЭС т. II, стб. 2004.
М. Градова "Судьба еп. Гермогена".
"Русск. Паломн." 1912, № 8, с. 124-125.
Родзянко М.Б. "Крушение империи".
Изд. "Прибой", 1927, с. 16, 21, 23-25, 27-29, 36-38, 40-42, 45, 58.
Поливанов А.А. "Из дневников и воспоминаний 1907-1916". Москва, 1924.
Иеромонах Илиодор "Записки о Распутине". С. 8, 21, 43, 71, 104, 107, 144-148, 170.
Заметки и дополнения Е. М. № 60, 106.
М. Польский Новые мученики I, 66-68, 178.
Миллер, Новые мученики российские.
"Православная Русь", 1975, 74-85.
Регельсон 238-246.
Joh. Chrysostomus, Kirchengeschichte I, 135, 190, 230, 368.
Мраморнов А. Церковная и общественно-политическая деятельность епископа Гермогена (Долганова, 1858-1918). Саратов: Научная книга, 2006. 366 с.

 
Должности и места служения

инспектор
Семинария Тифлисская духовная

1893 г. 19 век   -  
1898 г. 19 век
  
  

ректор
Семинария Тифлисская духовная

1898 г. 19 век   -  
20 век
  
  

Web-дизайн и ПО © Кирилл Щерба, Kirsoft Inc., 1996-2014
Все права © Благотворительный фонд "Русское Православие"