Святые



Филипп Московский, святитель, священномученик, чудотворец

  
Ф.И.О.:  Колычев Феодор Стефанович
  
Чин святости:  священномученик

Церковная принадлежность

Русская Православная Церковь

   
  

 
Житие

Филипп, святитель, митрополит Московский и всея России чудотворец, происходил из знатного боярского рода Колычевых. Он был сыном боярина Стефана Ивановича Стенстура, родился в Москве в 1507 г., февраля 11-го, и при крещении назван Феодором. Он был пострижен в монахи в 1537 г. в Соловецком монастыре и наречен Филиппом, а в 1548 г. сделан игуменом этой обители. Ему обязана обитель своим устройством и украшением. Царь Иоанн Грозный почти ежегодно жаловал ей или волость, или вклад, ибо с детства знал великого ея пастыря. Все самые богатые вклады и дары в обители Соловецкой от разных лиц, в сравнении с Иоанновыми, ничтожны. Кроме недвижимого имущества они заключались в колоколах, богатой утвари и драгоценных сосудах. Два раза присылал царь в обитель напрестольные кресты из чистого золота с жемчугом и яхонтом. Меду прочими дарами замечательна книга Иудейских Древностей Иосифа Флавия. В 1566 году Иоанн Грозный вызвал игумена Филиппа в Москву для духовного совета. Царь объявил ему, что желает видеть его на Всероссийской кафедре. Филипп отказывался принять предлагаемый ему высокий сан до тех пор, пока не будет уничтожена опричнина, но, по увещанию пастырей и повинуясь воле царской, согласился. Тогда написана была грамота, в коей новый митрополит дал слово не вмешиваться в опричнину государеву и не оставлять митрополии под тем предлогом, что царь запретил ему углубляться в дела мирские. Сию хартию святители утвердили своими подписями, и Филипп 25-го июля 1566 г. был возведен на митрополию с явным его прискорбием, но к общему удовольствию народа. В Москве водворилась тишина, и жалобы на опричников замолкли. Но вскоре начались новые казни и новые опалы. Митрополит, давший слово не вмешиваться в мирские дела, молчал, но втайне увещевал и укорял царя. Гнев Иоанна не замедлил обратиться на Филиппа, как на орудие ненавистных бояр, внушивших ему мысль требовать уничтожения опричнины. Однажды, когда Филипп находился в Успенском соборе, во время обедни взошел в церковь Иоанн, а за ним бояре и опричники в черной одежде, имея на головах высокие остроконечные шлыки. Царь подошел к митрополиту и трижды испрашивал его благословения. Филипп смотрел на образ Спасителя и молчал, потом начал укорять Иоанна за его непристойное одеяние и жестокости, угрожал ему судом Божиим. Царь, выходя из церкви, грозил святителю изгнанием и муками. Митрополит отвечал, что боится одного только Бога. На другой день были допрашиваемы приближенные митрополита о его тайных замыслах, но не смотря на старания клеветников, ничего не было открыто. Иоанн не смел еще возложить руку на первосвятителя, чтимого народом. Вскоре, 28-го июля, встретились они в Новодевичьем монастыре, где тогда служил митрополит и куда царь прибыл со своими опричниками. На одном из них была вышеозначенная тафья. Филипп напомнил Иоанну с негодованием о сем бесчинии, но опричник, опасаясь царского гнева, успел спрятать свою тафью, и царя уверили, что это выдумано Филиппом для того, чтобы иметь случай укорить царя. Разгневанный Иоанн торжественно ругал митрополита. Наконец, он решился изгнать его. Дабы не возбудить чрез то смущения в народе, царь нашел верное средство обвинить святителя, послав по совету духовника своего, Благовещенского протоиерея Евстафия, в Соловецкий монастырь тайного врага Филиппова, Пафнутия, епископа Суздальского, также архимандрита Андрониковского Феодосия, князя Василия Темкина и других. Они старались угрозами и обещаниями склонить некоторых из монахов к доносу на Филиппа и оклеветать его, но все единогласно сказали, что он свят делами и сердцем. Один лишь игумен их, Паисий, склонился на постыдное предложение. Посланные, по приезде в Москву, представили вымышленные доносы свои царю, который повелел митрополиту явиться на суд. Царь, святители и бояре сидели в молчании. Игумен Паисий стоял перед ними и клеветал на святого мужа. Филипп не оправдывался, ибо знал, что это будет бесполезно, но обратясь к Паисию, сказал, что злое сеяние не принесет ему плода вожделенного, а царю, что он лучше умрет невинным мучеником, нежели в сане митрополита безмолвно будет терпеть ужасы и беззакония, и что возвращает жезл пастырский, белый клобук и мантию. Потом, поручив святителям верно пасти стадо Христово, он хотел удалиться, но царь, остановив его, сказал, что ему должно ждать суда и не быть своим судьею. Он принудил святителя взять назад облачение святительское и служить обедню 8-го ноября в Успенском соборе. Во время службы явился присланный от царя боярин Алексей Басманов с толпою вооруженных опричников и велел читать принесенный им свиток, из которого народ, к изумлению своему, узнал, что свт. Филипп лишен сана первосвятительского. По прочтении хартии, опричники бросились в алтарь, сорвали с митрополита святительское одеяние, облекли его в разодранные иноческие ризы, с поруганием выгнали из церкви метлами и, посадив его на дровни, отвезли в Московский Богоявленский монастырь. Народ провожал его с плачем и рыданием. На другой день царь велел его привести пред лице свое в судную палату для слушания приговора, по которому он, как уличенный в волшебстве и других возведенных на него преступлениях, осужден был окончить свои дни в заточении. Филипп не жаловался на несправедливость, но молил Иоанна не терзать поданных и помнить час смертный. Царь повелел заковать его в цепи, посадить в мрачную темницу и морить голодом. Филипп пробыл восемь дней без пищи. Из темницы перевели его в обитель Свт. Николая старого (на Перерве). Иоанн, не довольствуясь сим, начал истреблять род Колычевых и прислал к Филиппу отсеченную голову одного из ближайших и любимых его родственников. Филипп, не смутясь, принял голову, целовал ее, благословил и возвратил принесшему. Между тем, народ с утра до вечера толпился вокруг обители Николаевской, смотрел на келию заключенного и рассказывал друг другу о чудесах его святости. Тогда царь, опасаясь волнения народного, сослал Филиппа в Тверь, в Отрочь монастырь. Там, в тесной келии, провел он около года. Мирная жизнь его продолжалась недолго. Иоанн, отправляясь для наказания Новгородцев, послал, не доезжая Твери, к Филиппу в келию любимца своего, Малюту Скуратова, просить от имени царя благословения на шествие в Ногород. Филипп, духом провидя настоящую причину прихода Малюты, отвечал ему, что благословляют только добрых и на доброе, и с кротостью промолвил: "я давно ожидаю смерти, да исполнится воля государева!" Сказав сие, он стал на молитву и вручил дух свой Богу. Тогда Малюта бросился на Филиппа, задушил его подушкою, и тут же велел погребсти. Дабы скрыть это злодеяние, он возложил вину смерти святителя на монастырских приставников, разгласив, что по нерадению их Филипп умер от угару. Происшествие сие было в 1569 г., декабря 23-го. Св. мощи свт. Филиппа были перенесены в 1591 г., по просьбе Соловецкой братии, из Отроча в Соловецкий монастырь, а в 1652 г., июля 3-го, по совету Новгородского митрополита Никона, перенесены оттуда в Москву и поставлены в соборной церкви Успения Богоматери. Церковь совершает память Филиппа 9-го января и 3-го июля.


(См. также: митрополит Филипп)

Web-дизайн и ПО © Кирилл Щерба, Kirsoft Inc., 1996-2014
Все права © Благотворительный фонд "Русское Православие"