Святые



Иоаким Корсунянин, Новгородский, святитель

  
  
Чин святости:  святитель

 
Житие

Иоаким, епископ Новогородский, называемый Корсунянин, то ли потому, что он был родом из Корсуни, города Тавро-Греческого, или потому, что он, возможно, был в Корсуни до того времени епископом. Свт. Иоаким был посвящен в Константинополе, прибыл в Киев с царевною Анною в 992 г., и в том же году был послан в Новгород. Он ревностно приступил к обращению Новгородцев в христианство, построил там первую церковь деревянную, во имя св. Софии, о 13-ти главах, на Епископле улице, и завел школу, в которой некто Ефрем, ученик его, обучал детей Закону Божию и Греческому языку. Иоаким управлял Новгородскою паствою 38 лет, преставился он в 1030 г. и погребен в церкви свв. Иоакима и Анны, им выстроенной. Позже мощи его были перенесены (в 1699 г.) в Новгородский Софийский каменный собор, где и ныне почивают. Местная память ему творится 10-го февраля и 4-го октября вместе с другими угодниками, в Софийском храме почивающими.
Некоторые почитают Иоакима первым епископом Новгородским. Татищев называет его первым Русским летописцем. О летописи Иоакимовой рассказывает он следующее: архимандрит Мелхиседек доставил ему, как любителю древностей, три тетради, полученные им от монаха Вениамина и выписанные из старой книги, с которою о. Вениамин сам ехал к Татищеву, но умер дорогою. В тетрадях написано, что Нестор худо знал происшествия Новгородские, гораздо лучше известные Иоакиму, что св. кн. Владимир крестился не в Корсуни, а в Болгарии, что сыновья его, Борис и Глеб, (изъясняет Татищев) родились от царевны Анны, не Греческой, а Болгарской и проч. "Сию шутку", пишет Карамзин, многие приняли за истину и начали говорить о летописце Иоакиме. Слог сей летописи есть новый. Притом нет сомнения, что Анна, супруга Владимира, была Греческою царевною, родною сестрою императоров Василия и Константина. Не только Нестор, не только современные Немецкие, Арабские, но и Византийские летописцы единогласно сие утверждают. Как же Иоаким, приехавший с Анною в Россию, мог считать ее княжною Болгарскою? Татищев, сомневаясь в истине Несторова повествования, хотел исправить мнимую его ошибку, говоря: "сие ко изъяснению древности и Несторова темного сказания много служит, доколе полнейшая тех времен история сыскаться может".

Web-дизайн и ПО © Кирилл Щерба, Kirsoft Inc., 1996-2014
Все права © Благотворительный фонд "Русское Православие"