Церкви
Поиск


Григорианская

  
  
Организация: [раскол] [недействующ.]
  
Дата учреждения:   
Дата закрытия:   
  
  

Схема подчинения

Церкви, церковные группы и общины, отделившиеся от Русской Православной Церкви (Церкви)

  
  

История

Григорианство (григорьевщина) - раскольническое движение, существовавшее в Русской Церкви в 20 - 40-е гг. XX века. Оно возникло в трудное для Церкви время в условиях крайней разобщенности между епархиями и церковной властью. В те годы, до конца 20-х годов, еще не был решен вопрос правового положения Русской Православной Церкви в Советском государстве, что не позволяло созвать Собор для определения позиций Церкви и налаживания управления церковными делами. При нелегальном положении Церкви трудно было обеспечить канонический, законный принцип передачи церковного руководства и сохранить целостность Церкви, избежать разномыслий и расколов. Но сближение Церкви с государством в эти годы таило в себе опасность оттолкнуть от истинной Церкви верующих, полагавших, что Церковь не может признать "безбожную власть".
Наиболее уязвимой Церковь оказалась в 1925 году. В апреле скончался Патриарх Тихон. По его завещанию, Патриаршим Местоблюстителем стал митрополит Петр (Полянский), но уже в середине декабря он вынужден был из-за своего ареста передать полномочия (тоже в соответствии с завещанием Патриарха Тихона) Заместителю Патриаршего Местоблюстителя митр. Сергию (Страгородскому), будущему Патриарху Сергию.
Частая смена главы Церкви приводила к мысли, что Церковь осталась без управления, чем и воспользовался архиепископ Свердловский Григорий (Яцковский) (1866 - 1932) и группа его единомышленников. Среди них были: еп. Можайский Борис (Рукин), еп. Переяславский Дамиан (Воскресенский), еп. Ульяновский Виссарион (Зорин), еп. Каменский Иннокентий (Бусыгин) и др. Эта группа архиереев за несколько дней до ареста митр. Петра была уже подготовлена органами ГПУ и Е. Тучковым к тому, чтобы внести раскол в церковную жизнь.
Первой задачей архиепископа Григория и его соратников было создание Временного Верховного Совета (ВВЦС), или Малого Собора епископов, для управления текущими делами Церкви. Десять епископов во главе с архиепископом Григорием собрались 25 декабря 1925 года в Москве в Донском монастыре на совещание. С неодобрением Малый Собор отзывался о деятельности митр. Петра как главы Церкви: "За время правления его нестроения и бедствия Святой Церкви лишь усугубились". Церковь не правится "соборне". "Вся воля Святой Церкви как бы затмилась единою человеческою волею" митр. Петра.
Нападкам подверглось не только управление текущими делами, но и политическая линия Церкви: "Церковь, имея главой своею Господа нашего Иисуса Христа и ведомая благодатию Духа Святого, не может по самой своей природе заблуждаться или соделывать грех, уча верных чад своих послушанию и повиновению власти не за страх, а за совесть. Святая Церковь органически, по самой и вечной цели своей чужда и далека сует, какой бы то ни было земной политики". ВВЦС провозгласил свою лояльность к государству, законопослушность. Более того, второй своей задачей ВВЦС ставил легализацию Церкви.
После окончания работы Малого Собора все постановления об организации ВВЦС, списки входящих в него епископов, а также ходатайство на разрешение деятельности ВВЦС были переданы гражданским властям на утверждение. Уже 2-го января 1926 необходимая справка была получена.
Чтобы существование ВВЦС, его действия и решения не были самочинными и незаконными, архиепископ Григорий пытался склонить к участию в нем Заместителя Патриаршего Местоблюстителя митр. Сергия, но безуспешно. Таким образом, ВВЦС не удалось стать органом, находящимся в каноническом общении с главой Церкви. На что и указал митрополит Сергий в своем письме митр. Григорию. Хотя ВВЦС состоял из епископов, но он не был выразителем убеждений всей Русской Церкви и не имел права самостоятельного обращения к властям, и уж тем более не мог ставить вопрос о легализации Церкви. Поэтому митрополит Сергий издает постановление о лишении епископов-григорианцев занимаемых кафедр и запрещении их в священнослужении.
Твердая позиция митр. Сергия, отсутствие широкой поддержки верующих не позволяло ВВЦС оказывать существенное влияние на церковные дела. Тогда архиепископ Григорий за поддержкой обратился письмом к находящемуся в ссылке митр. Петру. Не упоминая о запрещениях, наложенных на епископов ВВЦС и на него самого, архиепископ Григорий просил митр. Петра образовать коллегию для управления церковными делами и добился положительного ответа. Митрополит Петр "в интересах мира и единения церковного" признал полезным временно "поручить исполнение обязанностей Патриаршего Местоблюстителя коллегии из трех пастырей: архиепископа Владимирского Николая (Добронравова), архиепископа Томского Дмитрия (Беликова) и архиепископа Григория (Яцковского)". Эта коллегия должна была являться, по мысли митрополита Петра, выразителем полномочий по всем вопросам, за исключением вопросов принципиальных и общегосударственных, проведение в жизнь которых допустимо лишь с благословения самого митр. Петра. Митрополит Петр считал этих трех кандидатов вполне стойкими в Православии архиереями. К тому же и правительство благосклонно отнеслось к этому выбору и обещало легализовать церковное управление из выбранных им кандидатов.
Казалось, что григорианцы одержали победу, и архиепископ Григорий потребовал от митрополита Сергия передачи полномочий по управлению Русской Церкви новообразованной коллегии.
Но окончательное решение оставалось за митрополитом Петром. 9 июня 1926 г. он аннулировал свою резолюцию от 1 февраля и восстановил все распоряжения митрополита Сергия по запрещению в служении григорианских епископов и лишению их занимаемых кафедр.
После резолюции митрополита Петра от 9 июня 1926 г. григорианское движение приобрело все признаки настоящего раскола - отделение от своего епископа, создание самочинного общества и пренебрежение к запрещению высшей церковной власти. Опубликование этой резолюции окончательно подорвало авторитет григорианцев. Часть епископов, входивших в состав ВВЦС, покинуло его и принесло покаяние митрополиту Сергию. Ряды членов ВВЦС пришлось пополнять епископами григорианского поставления.
Центром григорианства был Свердловск. Под его влиянием находились районы Западной Сибири и Урала, Среднего Поволжья и Донецкого края; на Украине григорианское влияние ощущалось в Днепропетровске и Умани; в Москве григорианскими были одна церковь в Донском монастыре и одна в Замоскворечье. Но в целом Григорианский раскол оставался епископским и не был поддержан низшим духовенством и верующим народом. Среди лидеров григорианского движения не оказалось авторитетного, сильного вождя. Недостаточно дальновиден был архиепископ Григорий, а епископ Борис (Рукин) ставил личные интересы выше церковных. Митрополит Митрофан (Симашкевич) и архиепископ Могилевский Константин (Булычев) прежде чем перейти в григорианство, участвовали в обновленческом расколе, хотя в "Послании ВВЦС верующим" было записано, что григорианцы не вступают ни в какие контакты с обновленцами и их Синодом. Архиепископ Иоанникий (Соколовский), оставив григорианцев, перешел в Лубенский раскол. Некоторые архиереи за годы существования григорианского движения не единожды переходили из ВВЦС в "Сергиеву" Церковь и снова возвращались на путь раскола. Можно сказать, что многие участники этого епископского раскола не были людьми твердых убеждений, способными повести за собой достаточное число приверженцев и пошатнуть устои истинной Церкви.
В апреле 1927 г. григорианскому движению был нанесен очередной удар. Митрополит Сергий подал митрополиту Петру проект устройства Синода и вступил в контакт с гражданской властью с целью легализации Церкви. Это событие окончательно вытеснило ВВЦС с его позиций. Вроде бы отвечающая запросам времени легализация ВВЦСовета в 1926 г. на самом деле была подменой, фальшивкой, т. к. ВВЦС был разрешен только светскими властями и не был законным благословенным наследником и воспреемником власти церковной.
В ноябре 1927 г. прошел последний Общецерковный съезд григорианских епископов. ВВЦСовет не смог стать представительным органом Церкви, а теперь, ослабленный, не поддерживаемый простыми верующими, становится ненужным и властям. В этом же году архиепископ Григорий передал руководство ВВЦС архиепископу Виссариону (Зорину), который, как и епископ Борис (Рукин), покинул ВВЦС в 1933 г. После ухода лидеров григорианского раскола из ВВЦС его дело неуклонно разрушалось до полного прекращения своего существования к середине 40-х годов.

Литература:
1. Митрополит С.-Петербургский и Ладожский Иоанн. Церковные расколы в Русской Церкви 20-х и 30-х годов XX столетия - григорианский, ярославский, иосифлянский, викторианский и другие, их особенности и история. Сортлава, 1933 г.
2. Архиеп. Григорий (Яцковский). О современном положении Русской Православной Церкви и Ее управлении. 23 ноября 1926 г. Православный Церковный календарь на 1927 г. Изд. Е. Н. Львова. Под редакцией архиепископа Григория (Яцковского).
3. Епископ Борис (Рукин). О Современном положении Русской православной Патриаршей Церкви. Москва, 1927 г.


Gregorianism was a schismatic movement in the Russian Church in the 20-40s of the XX century. It appeared in troubled times, in a situation of extreme lack of communication between dioceses and Church authorities. Until the late 20-s the Russian Orthodox Church had no clearly defined legal status, which made it impossible to summon a Council in order to determine the positions of the Church and organize the management of Church affairs. The Church being illegal, it was difficult to ensure the canonical transfer of leadership in the Church, to preserve the unity of the Church and evade heresies and schisms. The agreement between the Church and the State was, however, no less perilous. It could alienate from the Church the zealots unwilling to collaborate with the "godless regime".
The situation was particularly precarious in 1925. In April Patriarch Tikhon passed away. Under his will, it was Metropolitan Petr (Poliansky) who became the Locum Tenens. Already in mid-December, however, the Metropolitan had to delegate his powers (also under Patriarch Tikhon's will) to the Deputy Locum Tenens Metropolitan Sergius (Starogorodsky), the future Patriarch.
Frequent changes of the Head of the Church made people think that the Church was left without leadership. The situation was used by Archbishop Grigory (Yatskovsky) of Sverdlovsk (1866 - 1932) and a group of his associates, such as Bishop Boris (Rukin) of Mozhaisk, Bishop Damian (Voskresensky) of Pereyaslavl, Bishop Vissarion (Zorin) of Ulyanovsk, Bishop Innokenty (Busygin) of Kamensk and others. A few days before the arrest of Archbishop Petr this group of hierarchs had already received the instructions from the Central Political Administration (GPU) and E.Tuchkov. The schism had been planned in advance.
The first objective of Archbishop Gregory and his associates was the formation of the Provisional Supreme Church Council (PSCC), also known as the Small Bishopric Council, - the body which was to manage the current affairs of the Church. Ten bishops headed by Archbishop Gregory held a meeting on December 25, 1925, in Donskoy monastery, Moscow. The Small Council strongly criticized the activity of Metropolitan Petr as the Head of the Church: "During his tenure, the problems and calamities of the Holy Church have aggravated". The Church was not ruled "in catholicity". "The will of the Holy Church seems to be eclipsed by the sole human will" of Metropolitan Petr.
They cavilled not only at his management of current affairs, but at his political decisions as well: "The Church, with our Lord Jesus Christ at the head and guided by grace of the Holy Spirit may not by Her nature err or commit sins, teaching Her faithful children to obey the authorities not for fear, but for conscience. The Holy Church by its nature and eternal purpose is devoid of vanity and free from any earthly politics". PSCC declared its obedience and loyalty to the State. Moreover, PSCC declared the legalization of the Church to be one of its main objectives.
After the Small Council was over, all regulations on PSCC constitution, lists of bishops who joined PSCC and a petition for the permission of PSCC activities were submitted to the civil authorities for approval. On January 2, 1926, the required certificate was issued.
To present the existence of PSCC, its actions and resolutions as by no means arbitrary or illegal Archbishop Gregory tried to persuade the Deputy Locum Tenens Metropolitan Sergius to join it, but in vain. Thus PSCC failed to become a body standing in canonical communion with the head of the Church. This fact was pointed out by Metropolitan Sergius in his letter to Metropolitan Gregory. Although PSCC consisted of bishops, it did not represent the position of the Russian Church as a whole and did not have the right to address the authorities independently, nor to raise the question of the legalization of the Church. Therefore, Metropolitan Sergius issued a decree depriving the Gregorianist bishops of their chairs and banning them from the Divine Office.
The firm stand of Metropolitan Sergius, as well as the lack of popularity among the believers, did not allow PSCC to influence Church affairs. Archbishop Gregory had to seek the support of Metropolitan Petr, who was at the time in exile. He addressed the Metropolitan in a letter, where, without mentioning the bans put upon the bishops of PSCC and himself, he asked Metropolitan Petr to form a Collegium for the management of the Church affairs. The first reaction of the Metropolitan was quite positive. "For the sake of peace and unity in the Church" Metropolitan Petr considered it useful "to commission a temporary Collegium consisting of three Pastors: Archbishop Nikolai (Dobronravov) of Vladimir, Archbishop Dmitry (Belikov) of Tomsk, and Archbishop Gregory (Yatskovsky), to discharge the functions of the Locum Tenens." According to Metropolitan Petr's idea, the Collegium was to become the mouthpiece of Church authority in all issues, only those of major and nationwide importance requiring the consent of Metropolitan Petr himself. Metropolitan Petr did not doubt the orthodoxy of the three candidates. Besides, the government approved of this choice and promised to legalize the Church management consisting of persons appointed by the Collegium.
The Gregorianists seemed to win a victory, and Archbishop Gregory demanded that Metropolitan Sergius delegate his powers to the newly formed Collegium.
But Metropolitan Petr still had the last word. On June 9, 1926, he canceled his resolution dated February 1 and brought back into force all the decrees of Metropolitan Sergius banning the Gregorianist bishops to serve and depriving them of their chairs.
After Metropolitan Petr's resolution dated June 9, 1926, the Gregorianist movement took on the characters of a real schism - separation from their bishop, formation of an illegal community and disregard of the ban imposed by the supreme Church authority. The publication of this resolution conclusively undermined the Gregorianists' authority. A part of bishops left the ranks of the PSCC and repented to Metropolitan Sergius. The ranks of PSCC members had to be replenished with bishops ordained by Gregory.
Sverdlovsk was the center of Gregorianism. Western Siberia and the Urals, Middle Volga and Donetsk regions were under its influence, it was felt in Dnepropetrovsk and Uman (Ukraine); in Moscow they had one church in the Donskoy monastery and one church in Zamoskvorechie district. On the whole, however, the schism, initiated by bishops, enjoyed little support on the part of the lower clergy and the parishioners. Gregorianist movement lacked an authoritative, strong leader. Archbishop Gregory was not far-sighted, and Bishop Boris (Rukin) set his personal interests higher than those of the Church. Metropolitan Mitrofan (Simashkevich) and Archbishop Konstantin (Bulychev) of Mogilev had formerly taken part in the renovation schism, though in the "Letter of PSCC to the believers" it was declared that the Gregorianists do not have any contacts with the Renovators and their Synod. Archbishop Ioanniky (Sokolovsky) left the Gregorianists and joined the Lubensky schism. Some Gregorianist archpriests went over from the PSCC to Sergius' Church and back to the schism several times. Few of the participants of this episcopal schism were people of firm convictions, capable of recruiting a large number of followers and undermining the foundation of the true Church.
In April 1927 the Gregorianist movement was delivered one more blow. Metropolitan Sergius submitted to Metropolitan Petr a draft of Synod structure and got into contact with civil authorities to legalize the Church. The cause of the PSCC was thereby irrevocably lost. The legalization of the PSCC, achieved in 1926, proved to have no force, since the PSCC, acknowledged by secular authorities only, was not a lawful, blessed heir and successor to the ecclesiastical power.
In November 1927 the last general church congress of Gregorian bishops took place. The PSCC failed to become a representative body of the Church. Weak and not followed by common believers, it was no longer needed by the authorities. In the same year Archbishop Gregory passed the PSCC leadership to Archbishop Vissarion (Zorin). The latter, together with Bishop Boris (Rukin), left the PSCC in 1933. After the withdrawal of its leaders, the Gregorianist schism gradually declined until its total disappearance in the mid 40-s.
  
  

Состав

   Епархии
 

Алма-Атинская епархия

Астраханская епархия

Благовещенская епархия

Винницкая епархия

Владивостокская епархия

Владимирская епархия

Вологодская епархия

Воронежская епархия

Днепропетровская епархия

Донская епархия

Ижевская епархия

Казанская епархия

Киевская епархия

Кировская епархия

Краснодарская епархия

Красноярская епархия

Куйбышевская епархия

Курская епархия

Минская епархия

Московская епархия

Омская епархия

Ростовская-на-Дону епархия

Рязанская епархия

Саратовская епархия

Свердловская епархия

Сталинградская епархия

Тамбовская епархия

Темниковская епархия

Томская епархия

Ульяновская епархия

Харьковская епархия

Челябинская епархия

Ярославская епархия

 
   Органы управления
 

Собор Малый организационный 1925 г.

Совет Временный Высший Церковный


Web-дизайн и ПО © Кирилл Щерба, Kirsoft Inc., 1996-2014
Все права © Благотворительный фонд "Русское Православие"